Preview

Статистика и Экономика

Расширенный поиск

Статистическая оценка взаимосвязей показателей рынка труда и инфляции в экономике России

https://doi.org/10.21686/2500-3925-2021-4-9-21

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования. Анализ инфляционных факторов, связанных с рынком труда и занятостью, обычно ограничивается исследованием взаимосвязи индекса потребительских цен и кривой Филлипса. Поэтому в исследовании изучается потенциальное воздействие более широкого круга показателей рынка труда и занятости на инфляционные процессы в российской экономике. Цель работы – выявление и оценка связей между безработицей, с одной стороны, и показателями рынка труда, занятости, доходов населения в национальной экономике России.

Материалы и методы. В исследовании использована авторская гипотеза о возможности влияния на инфляцию не только безработицы, но и других индикаторов рынка труда, таких, как доля неформальной занятости или средняя продолжительность рабочего времени в течение недели. Также изучалось влияние рынка труда не только на индекс потребительских цен, но и на базовый индекс потребительских цен (очищенный от влияния сезонных и административных факторов). Использованы ежемесячные данные Федеральной службы государственной статистики РФ за 2016–2020 гг. по России в целом. Применялся стандартный аппарат поиска и измерения причинно-следственных связей (матрицы парных коэффициентов корреляции, регрессионный анализ).

Результаты. В краткосрочном периоде уровень участия в рабочей силе и экономическая активность имеют положительную связь с инфляцией, поскольку они еще ниже того уровня, который мог бы вызывать инфляционное давление (согласно полиному второго порядка). В 2017–2018 гг. на инфляцию положительно влияли величина номинальной начисленной заработной платы и среднее количество часов, отработанных за неделю. Проявилось традиционное влияние доходов населения, совокупного спроса на инфляцию. Но оно было незначительным (до 10 % дисперсии инфляции). Такой эффект возникает лишь в те годы, когда нет более мощных инфляционных факторов. Следовательно, инфляция издержек была довольно ограниченной. В краткосрочном периоде в отдельные годы существует также некоторая положительная зависимость между удельным весом занятых в неформальном секторе и индексом потребительских цен. Рост инфляционного налога на бизнес, не обладающий рыночной властью, вынуждает нанимать большую часть работников неофициально. В долгосрочном периоде увеличение уровня участия в рабочей силе, объясняет часть дисперсии базового индекса потребительских цен (но не связано с общим индексом потребительских цен). При увеличении экономической активности и доходов население приобретает более широкий круг товаров, цены на которые не являются сезонными и не регулируются административно.

Заключение. В целом факторы рынка труда и доходов населения не являются в российской экономике определяющими для инфляции, но объясняют некоторую часть изменений. В перспективе возможно построение более точных моделей, в которых такие показатели, как уровень предложения труда могут занять определенное место рядом с основными инфляционными факторами. Выводы исследования могут быть использованы при принятии решений в сфере регулирования рынка труда во взаимосвязи с денежно-кредитной политикой.

Об авторе

А. Ю. Андрюхин
Кемеровский государственный университет
Россия

Андрюхин Александр Юрьевич – к.э.н., преподаватель (по совместительству) кафедры экономической безопасности, учета и аудита.

Кемерово



Список литературы

1. Гафаров Б.Н. Кривая Филлипса и становление рынка труда в России // Экономический журнал ВШЭ. 2011. Т. 15. № 2. С. 155–176.

2. Кордеро Х.М. Контроль инфляции на основе кривой Филлипса // Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика. 2012. № 4. С. 33–42.

3. Соколова А.В. Инфляционные ожидания и кривая Филлипса: оценка на российских данных // Деньги и кредит. 2014. № 11. С. 61–67.

4. Горидько Н.П., Нижегородцев Р.М. Регрессионное моделирование связи между инфляцией и безработицей для регионов Севера и Арктики // Друкеровский вестник. 2015. № 4. С. 37–58. DOI: 10.17213/2312-6469-2015-4-37-58.

5. Ильяшенко В.В. Взаимосвязь инфляции и безработицы: теоретические аспекты и особенности проявления в экономике России // Известия Уральского государственного экономического университета. 2016. № 2. С. 5–11.

6. Шевченко И.В., Коробейникова М.С. Влияние макроэкономических показателей кривой Филлипса на экономический рост: регулирование, меры, пределы, возможности на современном этапе // Региональная экономика: теория и практика. 2017. Т. 15. № 10. С. 1868–1893. DOI: 10.24891/re.15.10.1868.

7. Егоров Д.А. Актуальна ли кривая Филлипса с издержками на труд для российской экономики? // Аудит и финансовый анализ. 2017. № 2. С. 73–82.

8. Кузнецова О.А., Зуева М.С., Ярыгина А.А. Выявление регрессионной зависимости для основных макроэкономических показателей в кризисные периоды Российской Федерации // Прикладная математика и вопросы управления. 2017. № 1. С. 70–80.

9. Мавлютов М.К., Орлов Ю.Н. Методы оценки NAIRU и кривая Филлипса для России в 2002–2016 гг. // Труды международной научной конференции СРТ1617. Протвино: АНО «Институт физико-технической информатики, 2017. С. 267–270.

10. Аверина Д.С., Горшкова Т.Г., Синельникова-Мурылева Е.В. Построение кривой Филлипса на региональных данных // Экономический журнал ВШЭ. 2018. Т. 22. № 4. С. 609–630. DOI: 10.17323/1813-8691-2018-22-4-609-630.

11. Зубарев А.В. Об оценке кривой Филлипса для российской экономики // Экономический журнал ВШЭ. 2018. Т. 22. № 1. С. 40–58. DOI: 10.17323/1813-8691-2018-22-1-40-58.

12. Синельников-Мурылев С.Г., Перевы- шин Ю.Н. Трунин П.В. Различия темпов роста потребительских цен в российских регионах. Эмпирический анализ // Экономика региона. 2020. Т. 16. № 2. С. 479–493. DOI: 10.17059/2020-2-11.

13. Friedman M. Unemployment versus Inflation? An Evaluation of the Phillips Curve. In: Issues in Monetary Policy: The Relationship between Money and the Financial Markets. Edited by Kent Matthews and Philip Booth. New York: John Wiley & Sons, 2006. С. 159–170.

14. Dorn J. The Phillips Curve: A Poor Guide for Monetary Policy // Cato Journal. 2020. №. 40. Т. 1. С. 133–151. DOI:10.36009/CJ.40.1.8.

15. Ireland P. Economic Conditions and Policy Strategies: A Monetarist View // Cato Journal. 2019. Т. 39. № 1. С. 51–63.

16. Li J., Lin Z. Social Benefit Expenditures and Stagflation: Evidence from the United States // Applied Economics. 2016. №. 48. С. 5340–5347. DOI: 10.1080/00036846.2016.1176118.

17. Karanassou M., Sala H., Snower D. Long-Run Inflation-Unemployment Dynamics: The Spanish Phillips Curve and Economic Policy // Journal of Policy Modeling. 2008. Т. 30. № 2. С. 279–300. DOI: 10.1016/j.jpolmod.2007.04.002.

18. Dritsaki C., Dritsaki M. Phillips curve inflation and unemployment: an empirical research for Greece // International Journal Computational Economics and Econometrics. 2013. Т. 3. № 1. С. 27–42.

19. Ho S.-Y., Njindan Iyke B. Unemployment and Inflation: Evidence of a Nonlinear Phillips Curve in the Eurozone // MPRA Paper 87122. Germany: University Library of Munich, 2018. Режим доступа: https://ideas.repec.org/p/pra/mprapa/87122.html. (Дата обращения: 20.05.2021).

20. Zayed N., Islam R., Hasan R. Testing Phillips Curve to Examine the Inflation Rate Regarding Unemployment Rate, Annual Wage Rate and GDP of Philippines: 1950–2017 // Academy of Accounting and Financial Studies Journal. 2018. Т. 22. № 5. DOI: 1528-2635-22-5-292.

21. Omerčević E., Nuroğlu E. Phillips and Wage Curves: Empirical Evidence from Bosnia a Herzegovina // Economics Research International. 2014. DOI: 10.1155/2014/436527.

22. Haider M., Dutta C. Inflation–Unemployment Trade-off: Evidence from Bangladesh Economy // Asia-Pacific Journal of Management Research and Innovation. 2012. Т. 8. № 3. С. 227–237. DOI: 10.1177/2319510X1200800302.

23. Андрюхин А.Ю. Оценка взаимосвязей безработицы и инфляции в российской экономике // Научный результат. Экономические исследования. 2020. Т. 6. № 4. С. 13–24. DOI: 10.18413/2409-1634-2020-6-4-0-2.

24. Гимпельсон В.Е., Капелюшников Р.И. Российская модель рынка труда: испытание кризисом // Журнал Новой экономической ассоциации. 2015. № 2. С. 249–254.

25. Капелюшников Р.И. Российская модель рынка труда: что впереди? // Вопросы экономики. 2003. № 4. С. 83–100.

26. Ляшок В.Ю. Рынок труда: особенности национальной адаптации // Экономическое развитие России. 2016. Т. 23. № 3. С. 86–88.

27. Бильчинская С.Г., Сюльжин И.Н., Чернявский Ю.А., Шабинская Е.В. Регрессионный двухкомпонентный анализ инфляционной составляющей в системных показателях экономической деятельности регионов // Вестник Камчатского государственного технического университета. 2016. № 3–8. С. 90–99.

28. Юревич М.А. Прогнозные оценки роста производительности труда и его влияния на основные макропараметры российской экономики // Экономика. Налоги. Право. 2019. Т. 12. № 6. С. 69–76. DOI: 10.26794/1999-849X‑2019-12-6-69-76.

29. Логинов А.Л. Стоимостной подход: взаимосвязь процентных ставок, инфляции, занятости, заработной платы и цены активов // Агропродовольственная политика России. 2018. № 2. С. 28–34.

30. Иванова М.А. Анализ характера причинно-следственной связи между инфляцией и заработной платой в России // Проблемы прогнозирования. 2016. № 5. С. 119–132.

31. Доходы, уровень бедности и доходного неравенства населения. В кн.: Российская экономика в 2018 году. Тенденции и перспективы. Выпуск 40. М.: Издательство Института Гайдара, 2019. С. 333–339.


Для цитирования:


Андрюхин А.Ю. Статистическая оценка взаимосвязей показателей рынка труда и инфляции в экономике России. Статистика и Экономика. 2021;18(4):9-21. https://doi.org/10.21686/2500-3925-2021-4-9-21

For citation:


Andryukhin A.Yu. Statistical Assessment of Relationships Between Labor Market Indicators and Inflation in the Russian Economy. Statistics and Economics. 2021;18(4):9-21. (In Russ.) https://doi.org/10.21686/2500-3925-2021-4-9-21

Просмотров: 83


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2500-3925 (Print)