Неравенство доходов, его субъективное восприятие и влияние на психосоциальное самочувствие населения


https://doi.org/10.21686/2500-3925-2018-4-52-60

Полный текст:


Аннотация

Цель исследования. Работа посвящена исследованию социально-экономической дифференциации в России и ее влиянию на материальное положение населения, его субъективное восприятие, а также на психосоциальное самочувствие индивидов.

Для достижения поставленной цели последовательно решаются следующие задачи: кластеризация регионов России по социально-экономическим показателям; изучение взаимосвязи между уровнем социально-экономического развития региона проживания и объективным материальным положением жителей; изучение взаимосвязи между уровнем социально-экономического развития региона и субъективным восприятием индивидами своего материального положения; изучение взаимосвязи между уровнем социально-экономического развития региона и психо-социальным самочувствием индивидов.

Материалы и методы. Информационная база исследования включает: данные по регионам, публикуемые Государственным комитетом по статистике в сборнике «Регионы России», данные обследования домохозяйств «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ» (RLMS-HSE). RLMS-HSE – репрезентативное социально-экономическое обследование российских домохозяйств, в котором содержательная структура используемых вопросников отвечает стандарту, принятому в мировой практике. В исследовании используются следующие методы: кластерный анализ  методом  k-средних,  статистические  группировки, статистические тесты Крускалла-Уоллиса и Манна-Уитни.

Результаты. Проведенное исследование показало, что:

– регионы РФ очень неоднородны по уровню социально-экономического развития – удельные показатели по регионам могут отличаться в разы, что необходимо учитывать при исследовании любых социально-экономических проблем, в том числе и проблемы неравенства доходов;

– с использованием кластерного анализа регионы РФ удалось разделить на четыре кластера. Анализ лепестковой диаграммы конечных центров кластеров позволил выявить их особенности и дать им обобщенную характеристику. Первый кластер – регионы, с очень высокими показателями инвестиций, основных фондов и ВРП на душу населения. Второй кластер – регионы со средним уровнем развития. Третий кластер – регионы с высоким уровнем развития. Четвертый кластер – депрессивные регионы;

– сравнительный анализ материального положения жителей регионов с разным уровнем развития показывает, что существует четкая корреляционная связь между материальным положением населения и уровнем развития региона: доходы респондентов, проживающих в регионах-лидерах, существенно выше доходов респондентов других кластеров; доходы респондентов-жителей депрессивных регионов ниже доходов респондентов других кластеров;

– восприятие индивидами своего материального положения и обеспокоенность им практически одинаковы во всех кластерах и не коррелируют с уровнем социально-экономического развития региона проживания;

–  уровень  экономического развития региона проживания не оказывает существенного прямого влияния на психосоциальное самочувствие – индивиды из разных кластеров чувствуют себя практически одинаково удовлетворенными жизнью и практически одинаково счастливыми.


Об авторах

З. Ф. Ибрагимова
Башкирский государственный университет, Уфа
Россия

Зульфия Фануровна Ибрагимова - к.э.н., доцент кафедры макроэкономического
развития и государственного управления Института экономики, финансов и бизнеса



М. В. Франц
Уфимский государственный авиационный технический университет, Уфа
Россия

Марина Валерьевна Франц - к.т.н., доцент кафедры экономики предпринимательства Института экономики и управления



Список литературы

1. Бадертдинова З.Ф. Проблема бедности и богатства в учениях социал-дарвинизма и марксизма // Вестник Башкирского университета. 2008. Т. 13. № 1. С. 57–60.

2. Распределение общего объема денежных доходов и характеристики дифференциации денежных доходов населения: Федеральная служба государственной статистики URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/poverty/#

3. Douthitt R.A., Macdonald M., Mullis R. The relationship between measures of subjective and economic well-being: A new look // Social Indicators Research. 1992. Volume 26. Issue 4. P. 407–422 https://doi.org/10.1007/BF00347898

4. Case A., Deaton A. Consumption, health, gender and poverty. Working Papers 261. Princeton University. Woodrow Wilson School of Public and International Affairs, Center for Health and Wellbeing. 2002.

5. Deutsch J., Silber J. Measuring multidimensional poverty: An empirical comparison of various approaches // Review of Income and Wealth. 2005. No. 51 (1). P. 145–174.

6. Ball R., Chernova K. Absolute Income, Relative Income, and Happiness. Social Indicators Research. 2008. No. 88(3). P. 497–529.

7. Easterlin R. Will raising the incomes of all increase the happiness of all? // Journal of Economic Behavior & Organization. 1995. No. 27. P. 35–47.

8. Blanchflower D., Oswald, A. Well-being over time in Britain and the USA // Journal of Public Economics. 2004. No. 88. P. 1359–1387.

9. Lelkes O. Tasting freedom Happiness, religion and economic transition // Journal of Economic Behavior and Organization. 2006. No. 59(2). P. 173–194.

10. Ravallion M., Lokshin M. Self-rated economic welfare in Russia // European–Economic Review. 2002. No. 46(8). P. 1453–1473.

11. Frijters P., Haisken-DeNew J., Shields M. Can the large swings in Russian life satisfaction be explained by ups and downs in real incomes // Scandinavian Journal of Economics. 2006. No. 108(3). P. 433–458.

12. Laaksonen S. A Research Note Happiness by Age is More Complex than U-Shaped // Journal of Happiness Studies. 2018. No. 19. P. 471–482. doi:10.1007/s10902-016-9830-1

13. Matthew D. A. Well-Being, Inequality and Time: The Time-Slice Problem and its Policy Implications. Public Law and Legal Theory University of Pennsylvania Law School Research Paper. No. 07-30. 64 p.

14. Романова Н.П. Социальное неравенство: методологический аспект // Вестник Забайкальского государственного университета. 2008. No. 4. С. 140–152.

15. Калинина Д.С. Проблема социального неравенства с позиции гендерного подхода // Современные исследования социальных проблем. 2017. Т. 8. № 2-2. 2017. С. 287–293.

16. Hartigan J.A., Wong M.A. Algorithm AS 136: A K-Means Clustering Algorithm // Journal of the Royal Statistical Society. Series C (Applied Statistics). 1979. Vol. 28. No. 1. P. 100–108

17. Федеральная служба государственной статистики. Регионы России – 2017. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156 (дата обращения: 17.04.2016).

18. «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (RLMS-HSE)», проводимый Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» и ООО «Демоскоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии РАН. (URL: http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms и http://www.hse.ru/rlms)»

19. Наследов А. SPSS 19: профессиональный статистический анализ данных. СПб.: Питер, 2011. 400 с.


Дополнительные файлы

Для цитирования: Ибрагимова З.Ф., Франц М.В. Неравенство доходов, его субъективное восприятие и влияние на психосоциальное самочувствие населения. Статистика и Экономика. 2018;15(4):52-60. https://doi.org/10.21686/2500-3925-2018-4-52-60

For citation: Ibragimova Z.F., Frants M.V. Income inequality, subjective perception and impact on psychosocial well-being of the population. Statistics and Economics. 2018;15(4):52-60. (In Russ.) https://doi.org/10.21686/2500-3925-2018-4-52-60

Просмотров: 153

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2500-3925 (Print)